Независимый информационно-аналитический портал
Новости Содружества Независимых Государств
У нас вы можете узнать о последних событиях в странах СНГ и Мире

 
Главная » Мировые новости » Террору в Сирии дают "добро"

Террору в Сирии дают "добро"

Опубликовано: 31 января 2018

С.Кожемякин
31.01.2018

Гражданская война в Сирии вступила в новую стадию. Прежде внешние игроки, заинтересованные в свержении законной власти, предпочитали прибегать к услугам боевиков. Успехи правительственных сил и перспектива восстановления Дамаском контроля над всей территорией вынуждают кукловодов оппозиции сбрасывать маски.

20 января Анкара официально объявила о начале военной операции "Оливковая ветвь". Ее целью является район Африн, расположенный на северо-западе провинции Алеппо и граничащий с Турцией. Еще в 2012 году курдские Отряды народной самообороны (ОНС) установили над ним свой контроль и создали органы самоуправления. Отношения Африна с Дамаском за это время прошли путь от вооруженных столкновений до политики взаимной терпимости и даже, как, например, во время освобождения Алеппо, прямого сотрудничества. Несколько месяцев назад глава МИД Сирии Валид Муаллем не исключил предоставления курдам автономии после разгрома террористов.

Власти Турции, однако, ведут собственную игру. ОНС и партию "Демократический союз" - ведущую политическую силу курдских районов Сирии - они называют филиалом Рабочей партии Курдистана (РПК), борющейся за права турецких курдов. И, подобно РПК, причисляют их к террористическим организациям. "Наша цель - зачистить Африн от террористов и превратить его в безопасную зону", - заявил 22 января президент Турции Тайип Эрдоган.

Воспринимать эти заявления всерьез не следует. Правительство Эрдогана ловко жонглирует союзниками и противниками, наклеивая ярлыки "террористов" в зависимости от краткосрочной политической выгоды. Можно вспомнить и пируэты Анкары вокруг ИГ*, и отношения с курдской общиной. Каких-то три года назад Эрдоган говорил об "историческом примирении" с курдами, но затем спровоцировал возобновление конфликта, использовав его для укрепления собственных позиций.

"Террористическая угроза" со стороны Сирии - лишь повод для территориальной экспансии. Она укладывается в логику идеологии неоосманизма, которой следует режим Эрдогана. В 2016 году Турция подчинила своему влиянию север провинции Алеппо, а также через зависимые экстремистские группировки ("Ахрар аш-Шам" и др.) контролирует значительную часть провинции Идлиб. При этом от свержения Башара Асада Анкара не отказалась. В начале года Эрдоган заявил, что в будущем политическом устройстве Сирии действующему президенту нет места. Незадолго до этого глава Турции назвал Асада "террористом", на руках которого кровь миллиона сирийцев.

В Дамаске операцию "Оливковая ветвь" обоснованно назвали вторжением. "Агрессия в сирийском городе Африн не может быть отделена от политики, проводимой турецким режимом с начала сирийского кризиса и построенной на поддержке терроризма", - подчеркнул Башар Асад. И это не преувеличение: в Африне турецкая армия активно взаимодействует с боевиками экстремистских группировок.

Поведение российских властей в этих условиях вызывает недоумение. На словах поддерживая территориальную целостность и суверенитет Сирии, в реальности Кремль потворствует расчленению страны. На вторжение он отреагировал крайне невнятно, призвав стороны "проявлять взаимную сдержанность". Этому предшествовал визит в Москву главы турецкого генштаба Хулуси Акара и руководителя Национальной разведывательной организации Хакана Фидана, видимо, добившихся согласия Кремля.

Провластные СМИ тотчас же принялись объяснять позицию Москвы тем, что курды пошли на сближение с США. А потому, дескать, поделом им, пусть отведают турецкого штыка! Оправдания притянуты за уши. В отличие от других курдских районов, в Африне не было и нет американских военнослужащих и военных объектов США. Регион экономически и политически намного сильнее связан с Дамаском и Москвой, чем с остальным Сирийским Курдистаном. Больше года здесь работала оперативная группа российского Центра примирения враждующих сторон и были расквартированы подразделения российской военной полиции. Перед началом турецкой агрессии их вывели "для упреждения возможных провокаций".

В случае успеха "Оливковой ветви" место договороспособных курдов займут радикальные исламисты и Турция, об умении которой наносить удары в спину в Кремле, видимо, забыли. А ведь за предновогодними атаками на российскую авиабазу Хмеймим, с большой долей вероятности, стояла именно аффилированная с Анкарой группировка "Ахрар аш-Шам"! На севере Сирии возникнет очередной "заповедник террористов" наподобие Идлиба. Как откровенно заявил Эрдоган, "мы помогаем братьям (читай: боевикам) вернуть их землю".

Если же курдам удастся отстоять Африн, а события последних дней наталкивают на такие мысли, возможность диалога Дамаска с курдской общиной будет подорвана. Большие сомнения в связи с этим вызывает эффективность намеченного на 29-30 января Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

Одобрение военной операции дали и Соединенные Штаты, ограничившиеся вялым осуждением Анкары. В Вашингтоне сообщили, что Африн "не входит в сферу интересов США в Сирии". Не исключено, что этому предшествовал тайный размен, по которому Вашингтон предоставил Турции свободу действий к западу от Евфрата (Африн и Манбидж), а Турция согласилась на закрепление американского присутствия на востоке Сирии. Трезвую оценку происходящим событиям дал Иран. Как заявил официальный представитель МИД Бахрам Касеми, ситуация в Африне может укрепить группировки экстремистов и разжечь новый пожар войны. В Тегеране призвали Анкару немедленно прекратить операцию и переключиться на мирное урегулирование кризиса.

Единственно правильной линией поведения России должно стать признание легитимности сирийского руководства и неоспоримости территориальной целостности страны. В противном случае набирающий обороты распад государства примет необратимый характер.

Комментарии:

Оставить комментарий

 

Уважаемые вебмастера, при перепечатке материалов, оставляйте активную ссылку на наш сайт.