Независимый информационно-аналитический портал
Новости Содружества Независимых Государств
У нас вы можете узнать о последних событиях в странах СНГ и Мире

 
Главная » Новости СНГ » Новости Кыргызстана » Безответственный президент-говорун или к чему готовят Кыргызстан и Казахстан

Безответственный президент-говорун или к чему готовят Кыргызстан и Казахстан

Опубликовано: 18 октября 2017

18.10.17

сisnews.org

Билим Чокобоев

 

Сегодня в период геополитической турбулентности, казахстанский социум живет слухами, а основным источником познания мира стали некачественные масс-медиа и социальные сети. Это своеобразная масштабная гуманитарная катастрофа, в которой утонули голоса деятелей науки и культуры. Как отделить в этом случае мух от котлет? Насколько велики риски разрыва традиционных союзнических связей между Астаной и Бишкеком? Ситуация осложняется нарастающей напряженностью в зоне границы между двумя соседними странами и внутренними проблемами самого Кыргызстана, где усиливается подковерная борьба между ключевыми группами влияния во власти.

На сегодняшний день обсуждение вопроса киргизского скандального демарша носит довольно щекотливый характер. Нам нужно извлечь уроки из данного инцидента и подвергнуть внимательному изучению ценностное значение казахстанско-кыргызских отношений, а также проанализировать его роль и место в нашем обществе, развивающемся в условиях суверенитета государства и процесса демократизации.

Трендом для общего обсуждения явилась тема неадекватных, неэтичных спичей президента Кыргызстана А.Атамбаева. В итоге, чьи необдуманные выступления привели к ослаблению казахстанско-кыргызских связей.

Вместо того, чтобы противопоставить деструктивной идеологии экстремистов – силу и мощь нашего единства и сплоченности на основе исторических традиций казахов и кыргызов, его духовно-нравственных ценностей, президент Кыргызстана А.Атамбаев выступает с безответственными, провокационными по своей сути и ложными утверждениями.

Выборы президента в любой стране – это эпохальное событие, важный этап для дальнейшего претворения трендов. А в Кыргызстане к моменту выборов ситуация обострилась настолько, что кандидаты, имеющие основные материальные и административные ресурсы поставили страну на грань конфликта.

В условии информационной войны между двумя странами, сочинская встреча могла бы несколько притушить разгорающийся конфликт и послужить шансом  для сглаживания углов противоречий вовзаимоотношений двух государств Казахстана и Кыргызстана. Однако А.Атамбаев не только уклонился от участия в саммите, но и подчеркнул (через заявление от лица президентского аппарата) – причина для беспокойства – финансирование и поддержка некоторых политиков из-за рубежа. Общее мнение – президент повышал ставки в решающий момент электоральной кампании. С точки зрения предвыборной стратегии кандидата от власти такой ход мог оказаться решающим. Мобилизация электората против «олигархов», «внешнего влияния», попыток «вмешаться в ход выборов» часто приводит к нужному результату. В данной ситуации - к победе Сооронбая Жээнбекова, так как был подключен огромный административный ресурс.

С технологической точки зрения привязка Бабанова к «внешнему следу» выполнена грамотно, другой вопрос, какие реальные основания для того рода заявлений существовали? Но, учитывая специфичность любых выборов на постсоветском пространстве, заведомо ясно, что победителей никто судить не будет.

Статус Республики Казахстан как унитарного государства, поднимает такая ценность, как казахстанский патриотизм. Эта ценность ставит Казахстан в один ряд с наиболее развитыми демократическими государствами, где основная задача не в разъединении людей, а в их объединении во имя преодоления трудностей. Кроме того, патриотизм является базой для формирования не только внутренней политической стабильности, что является залогом государственной безопасности, но внешней политической стабильности. Поэтому казахстанская сторона остается приверженной курсу на развитие традиционно братских отношений с кыргызским народом.

Безответственные, провокационные по своей сути и ложные утверждения в предвыборных целях президента Кыргызстана не смогут нанести ущерб многовековым узам дружбы и взаимной помощи между нашими странами.

Ценность патриотизма тесно связана с решением не только экономических вопросов, но и политико-гуманитарной проблематики, которая объединяет такие значимые понятия, как подъем народного духа, пробуждение чувства общегражданской национальной гордости за свою страну, любовь к родной земле, отечеству, чувство патриотического долга. Но надо полагать, что фееричные выступления А.Атамбаева не окутаны чувством патриотизма. Как может выставлять президент Кыргызстана обвинения Казахстану во вмешательстве во внутренние дела Кыргызстана. При этом, аппелируя к истории народа, А.Атамбаев называет кандидата Бабанова «шестеркой олигархов и чужих президентов», стремясь показать электорату, что он опирается только на национальные интересы.

Самое интересное, что А.Атамбаев преследует какие-то свои мелкотравчатые цели, не понимая того, что в каждом выступлении его смехотворные обвинения, как рентген выявляют его собственную сущность и намерения. Риторику кыргызского президента традиционно нельзя назвать дипломатичной. Применение грязной технологии паблик рилейшнз стало тоном поливать грязью своего геополитического соседа. В целом, высказывание его крайне некорректное, неэтичное.

При этом игнорируется неоспоримый факт о реальных масштабах помощи, которую Казахстан оказывает своим соседям. Впрочем, стилистическая риторика А.Атамбаева свидетельствует и о том, что он импровизирует и зажигает.

Преследуя национальные и сугубо внутренние цели, А.Атамбаев редко высказывается по поводу регионального сотрудничества. Выделяя или отделяя Кыргызстан от своих соседей, прежде всего, на основании того, что это более развитая демократия, А.Атамбаев предостерегает, что «некоторым странам в регионе не нравится выбранный путь парламентской демократии», а «некоторые лидеры думают, что мы даем плохой пример их народам».

В чем заключается смысл подобного выпада не слишком понятно, именно с позиций политической целесообразности. Из всех уровней и изо всех щелей лезет наружу колоссальный комплекс неполноценности, который компенсируется завистью, интригами, самодовольством, позерством и неувядающим желанием назначить президентом своего преемника. Многие скажут, что такова природа человека. Но будет правдой добавить, что, только преодолевая такие стороны своей собственной природы.

Выход данной ситуации из-под контроля может, в случае приобретения масштабности, может привести  центрально-азиатский регион к крупному геополитическому сдвигу.

На наш взгляд, фокусирование  Казахстана в состояние внутренних дел в Кыргызстане обосновано геополитическим и географическим расположением Кыргызстана.  Возможная дестабилизация  в период выборов - нежелательный вариант развития событий, это рискует осложнить взаимоотношения общества и политических элит и столкнуть с рядом других угроз в сфере безопасности.

За дестабилизацией обстановки и морально-психологическим климатом в Кыргызстане следят джихадистские ячейки. Эти спящие ячейки, но по сценарию внутренней нестабильности, по команде могут активизироваться.  В любой точке Центральной Азии есть предпосылки для социального взрыва. По этому сценарию боевикам остается ждать ситуации и ею воспользоваться. Сохранение высокой активности террористов в северном Афганистане  создает прямую угрозу центральноазиатским странам. Существует риск установления связей ДАИШ, ИДУ и иных подобных организаций с радикальным подпольем стран региона. Однако радикалы наверняка, уже сейчас пытаются проникнуть в Кыргызстан, устанавливают контакты с местными ячейками «Хизбут-Тахрир» и организации «Джихад».

По сценарию внутренней нестабильности могут активизироваться и наркоторговцы. Прежде всего, речь о наркотрафике, который усиливается в последние годы в связи с большой площадью посевов опийного мака в Афганистане и низкой эффективностью полицейских мероприятий на территории страны. «Северный маршрут», транспортировка наркотиков через территорию Центральной Азии, активно используется наркомафией, в связи, центрально-азиатский регион сталкивается с угрозой роста наркомании и распространения смежных заболеваний.

Наравне с чисто криминальными рисками наркоторговля становится фактором, стимулирующим терроризм. Уже известны факты включения в систему контрабанды на территории Горного Бадахшана (Таджикистан), Марыйского вилаята (Туркменистан) и Ошской области (Кыргызстан) групп, связанных с международными террористическими организациями.

Синтез терроризма и наркоторговли может привести к появлению крупных наркокартелей по образцу латиноамериканских с претензиями на политическое влияние, опасными для региональных правительств.

Рост наркотического оборота уже в краткосрочной перспективе может привести к росту вооруженной охраны наркоторговцев, а это, в свою очередь, – к превращению антинаркотических операций в вооруженные столкновения, чреватые большими потерями.

Кроме того, возникнет риск роста превентивного криминального насилия против правоохранительных органов, в результате чего коррупционный фактор начнет подменяться простыми угрозами в адрес властей.

Учитывая весь вышеизложенный фактор риска, кыргызстанское общество не должно идти на дестабилизацию обстановки.

Естественно, если ситуация в стране пойдет по нежелательному сценарию,  Россия и ОДКБ постараются оказать дипломатическую помощь, так как  все основные кандидаты Бишкека провозглашали курс на сотрудничество с ЕАЭС и ОДКБ.

Возможно по сценарию, будут в приграничную зону Казахстана и Кыргызстана будут отправлены миротворческие контингенты Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана, полицейские подразделения, входящие в состав Коллективных миротворческих сил (КМС) Организации Договора о коллективной безопасности.

Также уместно отметить, что значительные геополитические изменения и нестабильная ситуация в Кыргызстане, и в целом, в Центральной Азии создадут предпосылки для усиления соперничества между Россией и Китаем за влияние в регионе. Отметим, что у США нет таких географических преимуществ и значительных интересов в Центральной Азии, как у России и Китая.

Несмотря на заявления Кремля о продвижении евразийской интеграции на его условиях, все более важную роль в экономическом и политическом развитии Центральной Азии и в ситуации с безопасностью в регионе будут играть соседи с востока, юга и юго-запада. В ближайшие десять лет будущее Центральной Азии будут определять  тенденции, которые можно увидеть уже сейчас.

Поднебесная будет пристально следить за внутриполитическими событиями в регионе и сменой лидеров стран Центральной Азии, чтобы убедиться в том, что они гарантируют защиту китайских интересов. В условиях непрозрачности, окутавшей деятельность руководства стран Центральной Азии, сложно говорить о том, какое влияние на самом деле оказывают на регион внешние силы, но Китай среди них, безусловно, играет важнейшую роль. Чтобы консолидировать и сохранить власть, любому новому лидеру в Центральной Азии будет крайне важно получить заверения в поддержке Пекина. Если в прошлом Москва была единственной столицей, определявшей политические судьбы региона, то теперь она не обладает этой монополией. Пекин пока не занял ее место, но уже стал для стран региона незаменимым партнером и покровителем.

Как ни парадоксально, ЕАЭС может стать инструментом китайского, а не российского влияния в Центральной Азии. В мае 2015 года президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин обсудили возможность координации и даже интеграции китайского проекта «Экономический пояс Шелкового пути» с российским ЕАЭС с целью создания, «единого экономического пространства». А уже в сентябре 2015 года Китай и Казахстан заявили о намерении координировать национальную программу Астаны по экономическому развитию «Нурлыжол» («Светлый путь») с инициативой Пекина «Шелковый путь». Это решение позволяет предположить, что ЕАЭС может в конце концов стать невидимкой, с помощью которой Россия будет создавать ложное впечатление о своем экономическом могуществе и влиянии в регионе.

Усиление влияния России в Центральной Азии через ШОС также маловероятно. Иногда Москва использует эту организацию как площадку для выступления в роли регионального лидера, особенно в тех ситуациях, когда ей необходимо противопоставить себя американскому присутствию и влиянию в Центральной Азии. Кремль также старается представить ШОС как альтернативу политическим форумам Запада - наряду с объединением БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР). Однако планируемое присоединение к ШОС Индии и Пакистана, которое, очевидно, Москва поддерживает - для повышения веса и престижа организации на мировой арене и в качестве противовеса влиянию Китая, - вряд ли приведет к усилению позиций в ШОС самой России. Более того, центр тяжести в организации и так, скорее всего, сместится в соответствии с перераспределением влияния России и Китая в регионе.

Пожалуй, единственное, в чем Россия продолжает играть уникальную и ведущую роль, - это военная безопасность. Связи Москвы с Казахстаном и Киргизстаном через ОДКБ - особый мост в Центральную Азию. Российские базы в Киргизстане и космодром на территории Казахстана отчасти компенсируют слабость России в экономической сфере и помогают России создавать противовес китайскому влиянию в Центрально-Азиатском регионе.
         Российское военное присутствие в Центральной Азии - страховка от угрозы нестабильности, исходящей из Афганистана, и создание буфера на южных периферийных территориях. Однако это не означает, что Россия способна и готова контролировать безопасность в регионе. Так как, когда в 2010 году произошла дестабилизация между киргизами и узбеками, то правительство Киргизии обратилось к Москве за помощью. Кремль предпочел не участвовать в конфликте.

На сегодняшний день, словесная эквилибристика четвертого президента Кыргызстана, зацикленная и сфокусированная на своей соседней стране, может отозваться бумерангом для последующих негативных последствий. Именно  цветная революция представляет собой начальный этап дестабилизации обстановки и строится на стратегии сокрушения правительства государства-жертвы: цветные революции все больше обретают форму вооруженной борьбы, разрабатываются по правилам военного искусства, при этом задействуются все имеющиеся инструменты.

Если сменить власть в стране не удается, то создаются условия для вооруженного противостояния с целью дальнейшего «расшатывания» неугодного правительства. Отметим, что переход к масштабному использованию военной силы представляет собой важный критерий развития военно-политической ситуации от этапа цветной революции к гибридной войне.

В целом цветные революции построены преимущественно на невоенных способах достижения политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превосходят средства военные. В рамках адаптивного применения силы они дополняются мероприятиями информационного противоборства, использованием протестного потенциала населения, системой обучения боевиков и пополнения их формирований из-за рубежа, скрытым снабжением их оружием, использованием сил спецопераций и частных военных компаний.

В случае если в сжатые сроки достичь цели цветной революции не удается, на определенном этапе может быть осуществлен переход к военным мерам открытого характера, что представляет собой очередную ступень эскалации и выводит конфликт на новый опасный уровень – гибридную войну.

Границы между конфликтами достаточно расплывчатые. С одной стороны, это обеспечивает непрерывность процесса «перетекания» конфликта одного вида к другому и способствует гибкой адаптации используемых политических и военных стратегий к реалиям политических ситуаций. С другой стороны, пока недостаточно разработана система критериев, позволяющих четко определять базовые характеристики отдельных видов конфликтов (прежде всего «связки» цветной революции – гибридной и конвенциональной войны) в процессе трансформации. При этом конвенциональная война по-прежнему остается наиболее опасной формой конфликта, особенно по своим масштабам. Однако более вероятны все же конфликты иного плана – со смешанными способами ведения военных действий.

А вдруг это изощренно подготовленный сценарий, и вовсе не просто словесная шелуха и не словесная перепалка безответственного президента-говоруна, преследующего любой политический пиар, а именно к такому противостоянию готовят Кыргызстан и Казахстан. Во всей этой истории очевидно одно, что уходящий президент в переходный период киргизской политики стремительно создал негативный фон двусторонних отношений. А в этом не заинтересован никто.

Надеемся, что выборы в Кыргызстане завершились конституционно, ведь общество учло опыт двух революций и не хочет повторения насильственного сценария.

Надеемся, что тесные внешнеэкономические связи на микроуровне не позволят политикам выпустить ситуацию из-под контроля.

 

 

__________________________________________

Комментарии:

Оставить комментарий

 

Уважаемые вебмастера, при перепечатке материалов, оставляйте активную ссылку на наш сайт.